Домой Клинические исследования ЭФФЕКТИВНОСТЬ И ПЕРЕНОСИМОСТЬ ПРЕПАРАТА ЦИАНАМИД, КАПЛИ ДЛЯ ПЕРОРАЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА «ИПСЕН ФАРМА...

ЭФФЕКТИВНОСТЬ И ПЕРЕНОСИМОСТЬ ПРЕПАРАТА ЦИАНАМИД, КАПЛИ ДЛЯ ПЕРОРАЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА «ИПСЕН ФАРМА С.А., ИСПАНИЯ»

Лебедев Д.С., Игнатов М.Ю.

Украинский НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины,
г. Киев.

Цель исследования

Сравнивнить традиционное, «стандартное» поддерживающее медикаментозное лечение алкогольной зависимости и такое же лечение с включением Цианамида. Клиническое исследование проводилось как открытое, сравнительное, параллельное.

Материалы и методы

Были изучены 65 амбулаторных пациентов мужского пола, в возрасте от 28 до 58 лет с диагнозом «Синдром зависимости вследствие употребления алкоголя» (F10.2). Больные наблюдались на этапе стабилизации психофизического состояния и формирования ремиссии.

Все пациенты случайным образом были распределены на две группы – основную (30 чел.) и контрольную (35 чел.). В таблице 1 приведено распределение пациентов по возрасту, массе тела, длительности заболевания, из которого следует, что по этим показателям группы были однородными.

Таблица 1

ПоказателиГруппы
ЦианамидСтандарт. терапия
Количество больных в группе3035
Средний возраст, лет39,3±2,241,6±2,9
Масса тела, кг77,3±4,078,4±4,8
Длительность заболевания, лет9,6±3,210,2±5,7

Примечание. – межгрупповые различия по каждому показателю недостоверны (p>0,05)

 

Пациенты контрольной группы получали стандартное противорецидивное лечение, включавшее прием карбамазепина в дозе 200 мг/сут в течение всего периода наблюдения, ноотропы, а также антидепрессанты и «малые» нейролептики в средних дозировках, по показаниям.

Пациенты основной группы принимали стандартную терапию и Цианамид. Препарат назначали внутрь, после еды, в дозе 12 кап (36 мг) – 25 капель (75 мг), дважды в день. Первые 30 дней препарат назначался 2 раза в день, в последующем – 1 раз в день. Всего курс приема Цианамида составил 90 дней. Продолжительность лечения и наблюдения в обеих группах составила 90 дней.

Использовали следующие методы оценки: клинический: оценка общего состояния с регистрацией АД и ЧСС; опрос и выявление жалоб и возможных побочных реакций; оценка психопатологической и сомато-вегетативной симптоматики; психометрические шкалы: методика САН (самочувствие, активность, настроение); шкала реактивной и личностной тревожности Спилбергера – Ханина. Также выполнялись: ЭЭГ с топографическим картированием; общий анализ крови, мочи, биохимический анализ крови. Оценку эффективности производили на основании динамики всех изучаемых показателей, но заключительную оценку эффективности терапии производили по критерию сохранения трезвости, согласно следующей шкале: высокая эффективность – полное воздержание от алкоголя в период исследования; умеренная эффективность – не более двух эпизодических «срывов» (однократных приемов алкоголя) в период исследования; низкая эффективность – более двух эпизодических «срывов» в период исследования и/или рецидив алкогольной зависимости (восстановление систематического ритма пьянства) и/или выход из исследования.

Результаты исследования

Клиническая картина заболевания у пациентов основной и контрольной групп была сходной и характеризовала состояние после купирования состояния отмены алкоголя и становления ремиссии. В начале исследования больные предъявляли жалобы на слабость, утомляемость, раздражительность, тревогу, тоску, чувство вины, влечение к алкоголю. Эти нарушения к окончанию периода наблюдения подверглись практически полной редукции за исключением патологического влечения к алкоголю, которое периодически актуализировалось.

Сомато-вегетативные и неврологические нарушения в начале исследования имели характер остаточных явлений состояния отмены алкоголя и включали слабость, гипертензию, тахикардию, тремор, разнообразные неприятные ощущения со стороны сердечно-сосудистой и пищеварительной систем. К концу исследования эти нарушения в основном редуцировались, а сохранившаяся симптоматика приобрела характер незначительно выраженных общеневротических нарушений. Распределение больных по степени выраженности симптоматики в динамике приводится в таблице 2.

Таблица 2.

СимптомыДни исследованияРаспределение числа больных по степени

выраженности признака, баллы

Цианамид (n=30)Стандартная терапия (n=35)
01230123
Тремор12460027800
902730031400
Потливость12082021662
903000032300
Тахикардия12640029600
903000033200
Головная боль121810211040
903000035000
Диссомния11210801114100
902460031400
Слабость115942171233
902730033200
Раздражительность12309325073
902730030410
Влечение к алкоголю12504124262
902332027620
Тревога12361026702
903000034100
Снижение настроения12333126270
903000035000

Примечание: Баллы: 0 – отсутствие признака; 1 – слабая степень выраженности; 2 – умеренная степень выраженности; 3 – значительная степень выраженности.

 

Максимальную положительную динамику продемонстрировали симптомы, наиболее патогенетически связанные с интоксикацией продуктами метаболизма алкоголя. Более устойчивыми оказались диссомнические нарушения, раздражительность и слабость. В основной группе к концу периода наблюдения сохранялись: слабость у 3 больных (10%), легкие расстройства сна – у 6 пациентов (20%), раздражительность – у 3 (10%) больных. В группе стандартного лечения отмечено – 2 (5,7%), 4 (11,4%) и 5 (14%) случаев, соответственно. К концу исследования легкий тремор сохранялся у 3 (10%) пациентов основной группы и у 4 – контрольной (11%), что объясняется, вероятно, его органическим, а не функциональным характером.

ПВА как стержневое расстройство, характерное для алкогольной зависимости в целом, сохраняется дольше, либо периодически актуализируется. В основной группе к концу исследования влечение к алкоголю легкой или умеренной степени выраженности отмечалось у 5 (17%) пациентов, в контрольной – у 8 (23%) больных. По всем признакам межгрупповые различия после лечения были недостоверными (p > 0,05).

Анализ показателей методики САН за период исследования в сравниваемых группах (таблица 3) показал положительную равномерную динамику по всем шкалам. Обращает на себя внимание отсутствие межгрупповых различий после лечения. Таким образом, субъективно пациенты оценивают эффект лечения Цианамидом и стандартными средствами одинаково.

Таблица 3.

Средние значения показателей методики САН (в баллах).

ШкалыОсновная

группа (n = 30)

Контрольная

группа (n = 35)

до леченияпоследо леченияпосле
Самочувствие3.95 ± 0.265.09 ± 0.194.03 ± 0.215.38 ± 0.16
Активность2.94 ± 0.275.15 ± 0.692.85 ± 0.325.16 ± 0.24
Настроение3.35 ± 0.124.94 ± 0.223.52 ± 0.455.01 ± 0.38

Примечание: Баллы: 0 – отсутствие признака; 1 – слабая степень выраженности; 2 – умеренная степень выраженности; 3 – значительная степень выраженности.

В обеих сравниваемых группах, в начале исследования большинство больных имели высокие показатели реактивной тревоги по шкале Спилбергера, без достоверных межгрупповых различий (таблица 4). Ни у одного из обследованных не отмечено низкой реактивной тревоги. Такая картина закономерна для клиники состояния отмены алкоголя и периода становления ремиссии. Повышенная реактивная тревожность обусловлена не только непосредственно токсическим влиянием алкоголя, но и неуверенностью в устойчивости достигнутой трезвости, осознанием проблем, накопившихся за период пьянства и т.д.

В конце периода наблюдения в обеих группах доминировали пациенты со средним уровнем ситуативной тревоги, у трети больных зарегистрирован низкий уровень тревоги, что свидетельствует о нормализации психофизического состояния.

Таблица 4.

Уровень реактивной

тревоги

Группы
Цианамид

(n=30)

Стандартное лечение

(n=35)

Начало леченияКонец леченияНачало леченияКонец лечения
Низкий ( < 30 баллов)017018
Средний (3145 баллов)18131717
Высокий (≥ 46 баллов)120180

Примечание. Межгрупповые различия по каждому показателю недостоверны (p>0,05), внутригрупповые различия в начале и в конце исследования достоверны (p<0,05).

 

По шкале Спилбергера ситуативная тревога снизилась значительно, с высоких показателей (47.3±8.4 баллов в изучаемой группе и 51.2±4.2 – в контрольной) до уровней, соответствующих умеренной выраженности этой эмоциональной реакции: 32.1±3.3 и 36.2±5.2 балла, соответственно.

Изучение биохимических показателей крови исследуемых больных показало следующее. До начала лечения наблюдается значительное повышение активности АДГ, АЛТ и ГГТ у всех исследованных пациентов. Достоверные различия между группами в этот период отсутствуют. К 90-му дню лечения произошло понижение активности всех ферментов. Наиболее значительной была динамика снижения активности АДГ, как в основной группе, так и в группе сравнения (1,40±0,12 и 1,42±0,21, соответственно, p>0,05). Снижение показателя АЛТ в основной группе по сравнению с контрольной произошло приблизительно равномерно (0,42±0,12 и 0,43±0,11; p>0,05). К концу лечения активность АЛТ у всех больных практически соответствовала норме, без достоверных различий между группами. Активность ГГТ в обеих группах снизилась, но осталась повышенной по сравнению с нормой, межгрупповые отличия были недостоверными. Таким образом, активность сывороточных ферментов (АДГ, АЛТ, ГГТ) в процессе терапии и в основной, и в контрольной группах демонстрировала равномерную благоприятную динамику.

Анализ электрофизиологических данных показывает, что более половины больных на этапе становления ремиссии, в начале противорецидивного лечения, характеризуются следующими особенностями биоэлектрической активности головного мозга: низкоамплитудным характером ЭЭГ, с депрессией и дезорганизацией α-ритма; превалированием во всех отведениях β-активности с тенденцией к организации «веретен»; высоким индексом билатерально-синхронной низкоамплитудной активности в θ – диапазоне частот, максимально выраженной в переднецентральных отделах мозга; увеличением индекса билатерально-синхронной медленноволновой активности с умеренным увеличением ее амплитуды при гипервентиляции. В процессе противорецидивного лечения алкогольной зависимости как в основной, так и в контрольной группе происходит постепенная нормализация параметров биоэлектрической активности мозга в виде повышения выраженности α-ритма, уменьшения пароксизмальной билатерально-синхронной активности в центральных отведениях, уменьшения проявлений эпилептиформной активности. К концу периода наблюдения более чем у 70 % больных основной и контрольной групп произошло приближение параметров биоэлектрической активности к норме. Статистической достоверности между группами не выявлено. Таким образом, по показателям нормализации биоэлектрической активности головного мозга терапия с включением Цианамида не уступает стандартному противорецидивному лечению алкогольной зависимости.

Обобщенная оценка сравнительной эффективности терапии с включением Цианамида и традиционной противорецидивной терапии представлена в таблице 5.

Таблица 5.

Группа больныхКоличество пациентов (абс., %)
Высокая эффективностьУмеренная эффективностьНизкая
эффективность

Основная (n=30)

25
(83,4%)
4
(13,3%)
1
(3,3%)*
Контрольная (n=35)14
(40,0%)*
13
(37,1%)*

8
(22,9%)*

Примечание.  * – р <0.05 между группами после лечения.

Высокая эффективность лечения была отмечена в основной группе у 25 пациентов (83,4%), в контрольной – у 14 (40,0%). Умеренная эффективность наблюдалась в основной группе у 4 (13,3%), и в контрольной – у 13 пациентов (37,1%). Все пациенты с умеренной эффективностью во время исследования допустили однократный «срыв» – разовое употребление небольшой дозы алкоголя. Статистически значимые межгрупповые различия отмечены по всем градациям эффективности в пользу основной группы. Низкая эффективность у 1 пациента из группы получавших Цианамид состояла в наличие три «срывов» в виде однократных употреблений небольшого количества алкогольных напитков. В контрольной группе 6 пациентов с низкой эффективностью допустили более трех эпизодических алкоголизаций, а у 2 пациентов отмечался однократный рецидив пьянства продолжительностью до 4 дней в первой половине периода наблюдения.

Нарушения режима трезвости во всех случаях наблюдались на фоне действия неблагоприятных социально-психологических факторов. Кроме того, по мере нормализации психофизического состояния, у части больных закономерно актуализировалось ПВА. Все пациенты с «умеренной» и «низкой эффективностью», несмотря на произошедшие «срывы», не выбыли из исследования, а продолжили наблюдение и лечение согласно намеченному плану, что с позиции реальной клинической практики является относительно благоприятным прогностическим фактором.

Указанные данные позволяют оценить эффективность терапии у больных основной группы как «высокую», а в группе сравнения как «умеренную». По параметру количества «срывов» эффективность терапии, включающей Цианамид, значительно превосходит эффективность стандартной терапии.

В ходе оценки переносимости Цианамида клиническое наблюдение больных основной и контрольной групп не выявило каких-либо жалоб, неожиданных побочных реакций, осложнений или явлений непереносимости. Аллергических реакций в виде сыпи, зуда кожи, крапивницы при приеме Цианамида не наблюдалось.

В процессе исследования не выявлено какого-либо негативного влияния на показатели морфологического состава периферической крови и клинического анализа мочи.

В целом, на основании субъективных жалоб пациентов и результатов объективных клинических и лабораторных исследований, переносимость Цианамида и традиционной терапии можно оценить как хорошую у всех пациентов.

Выводы

Цианамид хорошо переносится больными. На протяжении трех месяцев лечения ни у кого из пациентов не отмечено побочных эффектов и отрицательного влияния на результаты объективных клинических и лабораторных исследований.

Включение в схему традиционного противорецидивного лечения Цианамидом не оказывает негативного влияния на соматоневрологическую симптоматику за счет «избыточной фармакологической нагрузки» на организм больного.

Цианамид не обнаружил собственного психотропного действия, в том числе по отношению к патологическому влечению к алкоголю.

Цианамид, включенный в комплексную противорецидивную терапию пациентов с алкогольной зависимостью, достоверно повышает эффективность лечения по сравнению с аналогичным лечением без указанного препарата.

Литература

  1. Минко А.И., Линский И.В.. Наркология. Новейший справочник.– 2-е изд., испр.и допол.– М.: Изд-во Эксмо, 2004. – 736 с.
  2. Энтин Г.М., Гофман А.Г., Музыченко А.П., Крылов Е.Н. Алкогольная и наркотическая зависимость (Практическое руководство для врачей). – М.: Медпрактика-М. – 2002. – 328 с.
  3. Лекции по наркологии / Под ред. Н.Н.Иванца М.:«Нолидж», 2000. – 436 с.